логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
29 марта 2013
Данилова Евгения - Цыркачи

               Серый день скатывался к туманному рассвету. Херек смахнул с  лица трудовой пот пополам с гримом. Ну что за день?!

Остывший чай горчил. Застывшая помада стягивала губы. Откуда-то снизу раздавался шум шагов расходящейся публики.

— Плесни, а? – Херек протянул опустевший стакан Молу – хмурому трагику в черном смокинге с потертыми манжетами. Тот, без лишних разговоров набулькал в стакан виски. – Слушай, я вздернусь с такой жизни. За квартиру не плачено уже третий месяц. Не сегодня – завтра выкинут за дверь. А тут еще эта нога.

— Сам виноват. – Мол вполне мог выступать и без грима. Уголки его губ и так всегда были опущены. – Нечего было скакать с полена. Аккуратно бы сошел и все. Никто бы ничего не заметил.

— Нет, я повешусь-повешусь. Плесни еще!

— Сопьешься, — равнодушно констатировал Мор. Тем не менее наполняя стакан. И похоронят на кладбище для бедных.

— Ты брось свои шуточки-то, а? Зрители разошлись уже. – Сморщился Херек, как от уксуса.

— А хочешь, — Мол вдруг стал серьезным. – Я тебе таблетку удачи дам. – На потной, измазанной гримом ладони лежала большая розовая капсула. – Выпьешь, и никаких больше растянутых связок, директор зарплату за три месяца отдаст, а потом тебя полюбит самая прекрасная девушка – например, Молли из «Соколков». – И Мол, не сумев выдержать должного пафоса, заржал, как и полагается трагику хрипло и печально.

— Придурок! – Херек отобрал таблетку. -  Наркоман чертов! Я то хоть просто пью. Пшел вон!

Сумерки уже перетекли в промозглую ночь. А компанию Хереку составляла только опустевшая бутылка.  Обидевшийся Мол утопал домой, напоследок так жахнув дверью гримерки, что только пыль из-за косяков повылетала.

— Дурак  ты, Мол! – Херек в отсутствие собеседника чокнулся с бутылкой . – И шутки у тебя дурацкие.

Розовая таблетка лежала в желтоватом свете настольной лампы.

Наутро, морщась от головной боли Херек старательно закрашивал гримом  синяки под глазами.

— Фу, хоть бы зажевал чем. – Мол, возмутительно бодрый натянул свой фрак и старательно зализывал волосы перед зеркалом. – Сожрал таблетку-то?!

Херек в отместку дохнул в сторону Мола. – Сожрал. – Вызывающе подтвердил он, — и что?

— Молодец. – В голосе Мола не было больше издевки. – Ну как? Болит нога- то?

— Нет! – Херек удивленно ощупал ногу и оглянулся на товарища. – А…

Мол смотрел на него с таким странным выражением на лице, что слова застряли у Херека в глотке. – Ты …ты что…

— Мой выход! – Мол в последний раз пригладил волосы и выскочил за дверь под грохот литавр, доносившийся со сцены.

 

— А здра-а-авствуйте почтеннейшая пу-у-у-ублика! – Херек выскочил на сцену, шлепая огромными ботинками. – А не хоти-и-ите ли я покажу Вам фоо-о-о-окус!

Пяток тарелок взлетело вверх. Херек расставил ладони, даже не глядя наверх. Зачем? Если нужно их не поймать, а совсем наоборот. Очередное скучное представление, где улыбаться необязательно. Все за тебя сделает наложенный грим. И сноровки никакой не нужно – скорее наоборот – чем больше об тебя разобьется посуды, тем этим придуркам в зале смешнее. Тарелки с легким позвякиванием приземлились ему в руки. Все пять. Целые. Публика замерла, не понимая – в чем фишка.

— Ой, горе-то какое! – понимая, что все пошло не так и обливаясь холодным потом, завопил Херек.

И с силой опустил стопку посуды себе на голову. Тарелки не разбились. Публика недовольно заворчала.

-А хоти-и-и-ите, я вам стишок расскажу! – истерический завизжал Херек, вскакивая на косо обрубленный чурбачок, падавший при каждом удобном случае.  Чурбачок покачнулся, но устоял.  – Молли во поле-е-е гуляла! – Херек попытался раскачаться, но проклятое дерево увязло в песке и выкатываться из-под его ног не желало. – И цвето-о-очки собирала!!!

Из-за кулисы прицелом оптической винтовки наемного убийцы, посверкивали очечки директора. Терять было уже нечего и Херек попытался сам обрушиться с бревна, но тело, вместо того, чтобы плашмя шлепнуться на песок, по-кошачи изогнувшись, изящно приземлилось на ноги.

— Черт! – простонал Херек и бросился за кулисы. Большего позора он в жизни не испытывал. По лбу крупными каплями катился пот.

-Ты-ы-ы-ы! Сволочь! Ты гнусная рожа что мне подсунул! – Херек наступал на Мола. – Ты что за таблетку мне дал, урод! Немедленно давай противоядие! На хрена мне такая удача! Я должен-должен был упасть и разбить тарелки! Тыыыыыыыыыыыы… — Херек бессильно опустился на стул и заплакал.  В его ушах до сих пор звучал голос директора – «Ты уволен! Убирайся, алкаш позорный! Допился до того, что даже напортачить нормально не можешь!»

Мол бессильно топтался рядом.

— Плесни, а? – Херек протянул ему стакан с налипшими крошками и отпечатками грязных пальцев на боку.

— Нету. – Мол виновато пожал плечами. – Ща, Херек, ща сбегаю. Кто ж  знал, что подействует!

— Не нужно! – вдруг передумал Херек. – Знаешь, Мол, пойду я.

И пока появившаяся уверенность не растворилась в хмельном тумане, прошел мимо растерянного Мола и выскочил за дверь.

Хозяин квартиры только вздохнет спокойно. Друзей кроме Мола у него и нет, как и жены, сбежавшей через год после их дурацкой свадьбы. И никто плакать не будет.

В сумерках огни машин сливались в мельтешение цветных искр, то ли туман в кои-то веки опустился на город, то ли слезы еще не просохли. Надеюсь, хоть в этом повезет. Херек глубоко вздохнул и шагнул прямо под колеса проносящегося мимо грузовика.

              

               Мол завистливо поглядывал на умиротворенного и пышноусого Херека.

— Слушай, а какого лешего тебе здесь-то занадобилось!?

— Да знаешь, я же ведь не поблагодарил тогда. Кто ж знал, что таблетка твоя… — В общем ладно, ешь давай, я угощаю.

Мол не стал отказываться, придвигая к себе стейк с картошкой. – А в фирму-то ты как попал?

— Да водилой за рулем мой кореш с армии был. Че ты паясничаешь, говорит. Давай к нам. У тебя ж руки золотые, ты ж в армии всю аппаратуру чинил. А он как раз фирмочку открывал. Стройматериалы сам себе вез.  – Херек самодовольно откинулся на спинку дивана поглядывая на приятеля поверх бокала. Закатный луч стрелой пронзил алое вино, алыми искрами изукрасив золотое кольцо на безымянном пальце Херека.  Тихая музыка, доносившаяся из динамика над головой смолкла.

— А это?!

Херек покосился на палец. – Медсестричка за мной в больнице ухаживала.

— Ну ты даешь!

— Да ладно тебе. – Херек смутился. – Это ж тебе я должен спасибо сказать! За таблетку.

— Слушай, тут такое дело. – Мол на всякий случай догреб с тарелки остатки картошки, облизнул испачканные губы и только потом продолжил. – В общем… не было никакой таблетки… Витаминка это была обычная. В аптеке за 3,50 продают.

Музыка вновь зазвучала – тихая, задумчивая.

— Я тебе хотел сказать, как бутылку принесу. А ты побежал….

Мол замолчал. Не решаясь поднять глаза на товарища. – Так что извини уж, но это не я.

Херек так странно смотрел на Мола, что у того по спине побежали мурашки. – Ты че молчишь?! Скажи что-нибудь! – Непривычно просительно произнес он не поднимая глаз.

А когда поднял глаза увидел на протянутой руке Херека большую розовую капсулу. – Хочешь таблетку удачи?!

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий