логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
29 марта 2013
Катерина Бачило - Енотовый атлас

 

Героя зовут, скажем, Козликов. Герой высок, тощ и чихает через слово. Впрочем, говорит Козликов редко. Работает Козликов ночным продавцом, а потому спать ему положено днём. Спать днём – последнее дело, днём человеку снятся самые паршивые сны. Но Козликов, не будь дурак, спит ночью, подперев острый свой подбородок костлявой рукой.

 

Козликову снится, что он — енот, к длинному пушистому хвосту которого привязаны консервные банки. Банки эти звонко тарахтят по асфальтированному шоссе, которое еноту-Козликову необходимо перейти, чтобы достичь наибольшего счастья, какое только возможно в этом мире. На противоположной стороне шоссе, кстати, расположена заправка «Шелл», где ночным продавцом работает наш Козликов.

 

Непростая задача усложняется тем, что всякий раз, когда коварные банки звенят, ударяясь о шоссе, Козликов просыпается: одновременно со звоном банок в настоящем мире Козликова звенит дверной колокольчик, входит покупатель. Кто таков этот покупатель, зачем мешает он исполнению Козликовского счастья – этого мы не знаем. Но нам известно, что, просыпаясь, Козликов оставляет своего енота с банками одного посреди шоссе. И каждый раз, оставленный проснувшимся Козликовым, енот этот гибнет под колёсами скоростного автобуса.

 

В последнее мгновение своей бессмысленной жизни енот успевает подумать: «Отчего так нелегка енотская моя доля? Зачем не родился я, скажем, Козликовым – ночным продавцом, высоким тощим и чихающим? И, главное, кто привязал к моему длинному пушистому хвосту эти консервные банки?»

 

Енот закрывает глаза, чтобы тотчас открыть их и увидеть себя юным Аркадием, человеком сложной судьбы. Аркадию всего восемь, но взгляд его полон нечеловеческого страдания. Каждую ночь Аркадию снится один и тот же сон, и сон этот, вы не поверите, в точности повторяет историю, происходящую с давешним енотом. Юный Аркадий в этом сне – скоростной автобус, который несётся на трагический звон енотовых банок. За одну ночь Аркадий сбивает не менее семнадцати енотов.

 

Разумеется, Аркадий посещает психолога. Психолога зовут Кармелита Владленовна. Ей сорок пять, она брюнетка, крашеная в светло рыжий. Она ведёт блог и читателей своих зовёт исключительно котятками. Кармелита Владленовна, нарушая врачебную тайну, много пишет в своём блоге об Аркадии. Кармелита Владленовна очень подробно описывает каждого из семнадцати енотов, убитых Аркадием за ночь. Она может детально описать все пятна роршаха, в которые превращаются еноты. Она может рассказать, что в точности видит в каждом из этих пятен. Дело в том, что каждую ночь Кармелите Владленовне снится один и тот же сон. Не трудно догадаться, что во сне этом скоростной автобус по имени Аркадий одного за другим сбивает енотов, покинутых Козликовым. Кармелите Вадленовне выпала самая непростая роль в этом представлении. Она – шоссе.

 

Как разорвать эту трагическую цепочку? Кто-то, возможно, порекомендует ночному продавцу Козликову прекратить спать на рабочем месте по ночам – хотя бы до тех пор, пока популяция енотов не восстановится до уровня 1903 года. Но, согласитесь, невозможно человеческому существу запретить спать по ночам, будь это даже Козликов. К тому же: кто сказал, что виноват здесь злополучный Козликов? Разве он раз за разом запускает эту нелепую цепочку убийств?

 

Такова человеческая природа, искать виноватого там, где найти его проще всего. Между тем, виноватец притаился в третьем абзаце нашего поучительного рассказа. Он спрятался за простым и с детства знакомым словом. Страшный человек покупатель, кто он?

 

Ответ прост и пугающ.

 

Заходя в магазин, звеня дверным колокольчиком, читатель, помни, что, возможно, именно ты убиваешь сейчас не менее семнадцати енотов.

 

 

 

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий
Mac Safari
0
0
Rost (#68458)
Рассказ хорош. Но...
В его тему мне вспомнилось, кажется, из "Шести прогулок в литературных лесах" Умберто Эко повествование о некоем съезде авторов детективных романов, на котором была проведена работа по классификации всевозможных сюжетов. И выявлено, что единственным неиспользованным сюжетом на тот момент являлся вариант, в котором убийцей является читатель.

И еще мне вспомнился рассказ Милорада Павича, вошедший в сборник " Вывернутая рукавица" . Рассказ назывался (кажется, прошу прощения, по памяти пишу) "Повешенный". Герой рассказа погибает потому, что читатель прочел его. Впрочем, это ли не универсальное объяснение гибели любого героя любого прозведения?

В
Mac Safari
0
0
Rost (#68458)
Сорри, переврал про Павича. И сборник по другому называется, и рассказ...

В рассказе Милорада Павича "Аксеаносилас" рассказывается о принце, чье имя должно было быть предано забвению. Двое хранили это имя, не рассказывая его другим. Порукой в том были двое заложников - за нынешнее поколение и за будущее. Заложник за будущее поколение был казнен за то, что это имя один человек написал, а другой прочитал.
<< предыдущая заметка следующая заметка >>