логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
29 марта 2013
Бортникова Лариса - NO PASARAN

Ничего общего с Кафкой.

Ни-че-го!

Меж тем, я думал, что это может оказаться любопытным и познавательным.

Не? Ну а что? Выдуть один на двоих пузырёк тараканьего метаморфина, погодить с полчасика пока подействует, и упс... вот ты уже шевелишь усиками и дребезжишь лапками по кафельному полу, и ловко выталкиваешь из себя капсулы с эмбриончиками.

Чпок чпок чпок!

А любимая бежит рядом и тоже:

Чпок чпок чпок!

И потом весь этот общий опыт и воспоминания, и вы становитесь гораздо ближе, чем были прежде. Ну и фотки в фейсбуке, описание опыта, ощущений, тысячу лайков.

Инсект-метаморф — самый крутой метаморф из существующих. Можно в муху, можно в пчёлку, но тараканы социальнее всех прочих насекомых, поэтому , если вы хотите делать это вдвоем, то выбирайте тараканов.

ЭТО БУДЕТ ПЫЩ ПЫЩ!

Так обещал дилер.

«Cucarachas — метаморфин» — стань тараканом на полчаса. Пойми брата своего, сестру свою Кукарачу изнутри. Проникнись к нему / к ней состраданием. Почувствуй уважение. Испытай страх. Ощути любовь. Воспылай страстью. Антропоморфно освойся внутри хитиновой оболочки... Угу.

Да нет! Все нормально... Прошлый раз когда я брал у чуваков кошачий метаморф, прошло отлично. Побыть полчаса в полосатой шкуре, поиграть хвостом, полизать себе яйца (а как же), услышать вдруг скребущуюся в подполе мышь, взъерошить шерсть... Подкрасться, прыгнуть, поймать, СОЖРАТЬ! Выплюнуть неперевариваемое! Взвиться к потолку и закричать по-мартовски МАУУУУУУааааааа!

Это было здорово! Чистый драйв! И Юлька моя это почувствовала, поддалась, выгнула спину, замурлыкала, как мартовская взъерошенная кошка...

— Тебе не было страшно? — спросил я. — Ну... Вот то что ты видела? И мышь? И как я катался на шторах? Ну и все остальное... Не было больно? Я же не понимал, что творю. Я был котом.

— Хихи... — Юлька прижалась ко мне грудью и часто задышала. Я понял, что она не просто не испугалась, что она сама готова на зоо или даже инсект-метаморф.

— Хочешь, начнем с шимпанзе? Это легко... Ты почти не почувствуешь разницы. Чуть острее нюх, чуть жестче ощущения, чуть мощнее откат. Меньше рефлексий.

— Нет! Я хочу... Я хочу необычного? С тобой! И чтобы... что бы полное и безупречное ПРЕВРАЩЕНИЕ! Ну, как у Кафки, например... — у Юльки дрожал голос, блестели глаза и я понял, что она не просто готова, что она готова пойти гораздо дальше меня.

Как я мог слить? Ну?

— Уверена!

— Абсолютно!!! Хочу инсекта! Говорят... Говорят это непередаваемо!

Как я мог ей отказать?

Когда я попросил у Жэка (это мой дилер — могу дать контакты, если что) две дозы инсект-метаморфа, тот округлил глаза. Знакомы с Жэком мы были давно, и он знал, что я не любитель экзотики. Кошечки там всякие мимими, собачки, пару раз лошадиные дозы, один раз слоновья... А вот «инсектами» я никогда не баловался. Говорят, что «инсекты» вызывают привыкание, что соскочить с них нереально, и что все, кто подсел на инсект- метаморфы рано или поздно заканчивают дуркой.

Но Юлька просила!!! Юлька хотела! Юлька верила мне...

И я взял у Жэка две дозы «кукарачей» и коробку икеевских свечек (так метаморфировать гораздо романтичнее).

— Мы станем трогать друг друга усиками и лапками... Сколько их у нас будет? Шесть? Восемь? — улыбалась Юлька.

А я думал, что все-таки начинать стоило с шимпанзе. Но она же попросила!

* * *

Я протянул Юльке пузырёк. Он выглядел как обычный пузырёк с какой — нибудь настойкой боярышника. Вонял тоже травками и немного дихлофосом. Юлька доверчиво взяла из моих рук бутылочку. Отвернула крышечку, прислонила горлышко к пухлым своим, почти детским губам.... Улыбнулась, на прощанье.

* * *

И превратилась в ТАРАКАНА!

Как это описать? Как это сказать в двух словах, чтобы вписаться в обозначенный регламент и не выглядеть чересчур глупо и пафосно?

Человек, которого ты любишь... Девушка, лицо и тело которой, приводят тебя в восхищение, экстаз и то, что среди людей принято называть любовью... Руки эти — веточки, эти нежные плечи, эти тонкие запястья, это лицо — всё, что кажется тебе безупречным, возможно под влиянием гормонов, а, возможно, и просто так... оно всё остаётся таким, как и было.

Вот только черт вас подери... подери вас черт... сучьи дилеры.. пидарасы, ну нет... нет! Ну это же нельзя так...

Только она теперь — таракан!

И мышцы ее сокращаются так, что ты понимаешь , перед тобой — таракан. И реакции ее такие, что ты видишь — гребаный таракан мать его ползёт , и она еще лезет к раковине за водой, и делает бедрами такие жесты, что ты ждешь — вот-вот из нее вылезет эта хренова липкая капсула, которая лопнет на тысячу маленьких мерзких полупрозрачных инсектов...

Бляяяяядь!

Таракан! Таракан! Тараканище!

И усами шевелит...

Усов у Юльки. Конечно, не было, но она двигала лицевыми мышами так, что было ясно — шевелит сука усами!

Вот в эту секунду я должен был был хлопнуть инсект- метаморф и стать таким же, как и она. И мы бы поползли бы с ней бок о бок к раковине.

Но Юлька меня заворожила. Я залез с ногами на стол и смотрел, как она голая и почему-то огромная плющится на полу. Кажется, я даже визжал, словно увидевшая мышь баба.

А потом в руке у меня оказался домашний шлепанец!!!

— Не понимаю как можно забить человека до смерти мягкой тапочкой?

— Наркоманы гребаные. Всех перестрелять.

— Почему она не сопротивлялась? Не бежала, в конце концов?

— Инсектоморфины запретить!

— Говорят у нее на теле три миллиона ударов! Три миллиона! Он бил ее целые сутки.

— Враньё. Все живы. Это вирусная реклама. И ролик дурацкий.

— Я пробовал зооморфин — крутяк.

— Крысоморф — охрененная вещь. Птицей пробовали? Фигня!. Порхаешь по полу, как дебил. Спинища болит потом. И лопатки в синяках.

— ЗОЖ — спасение нации!

— Бгг... Бабу жалко. Дура. Сама арваласьт на наркота

— Как вы смеете? Жертва не виновата!!! Вот, если кому то интересно, ссылка...

— Чувака жаль... Сколько ему дали? Десятку?

— АДРЕС ЖЭКИ? АДРЕС ЖЭКИ? АДРЕС ЖЭКИ? Лююююди....

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий