логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
29 марта 2013
Буркин Юлий - В ОДНОМ ФЛАКОНЕ

 

 

Так вышло, что нам с Вадиком не хватило места в общежитии мехмата, и нас поселили с филологами. Точнее – с филологинями. Их было много. И надо сказать, многие из них были очень даже привлекательны. Но мы никого из них не знали. Вот тогда-то Вадик и придумал операцию «Они Pasaran, или Cucarachas Morte»

Мы наловили штук тридцать тараканов, написали красным цепон-лаком на их спинках порядковые номера и снова отпустили на свободу. А в фойе вывесили плакат:

«Внимание! В целях полного и окончательного уничтожения популяции тараканов, производится детальное изучение их миграции. Просьба при встрече пронумерованных особей, сообщать в комнату 113«.

В сто тринадцатой комнате жили мы, и задумка заключалась в том, что девушки сами понесут себя на тарелочках с голубыми каемочками к нам, мы перезнакомимся со всеми, а там, глядишь, и завяжутся какие-то отношения.

Так и случилось. С трогательным рвением филологини сообщали нам номера встреченных тараканов и места встречи с ними, а также оставляли в гигантском гроссбухе свои личные данные – имя, фамилию, номер группы, номер комнаты и мобильного телефона. А Вадик тут же ставил рядом с именем трехзначный код. Девушки не спрашивали, что он означает, а если бы узнали, очень бы удивились. Это были их оценки по пятибалльной системе – по красоте, по сексуальности и по предполагаемой доступности.

Например, если девушка проходила под кодом 555, это означало, что она и прекрасна, и сексапильна, и, похоже, готова к несерьезным отношениям. Правда, такого высокого статуса достигла только одна. Ее звали Ванда, и она стала моей девушкой. Больше всего девушек имели коды 444 и 434, однако страшнее всех были те, кому Вадик поставил 225. Типа, хоть сейчас, да вот надо ли...

Некоторое время мы катались между ними, как сыры в масле, вместе, потом я остановился на Ванде, и в свободном дрейфе остался один Вадик. Но однажды... Однажды, заглянув в его гроссбух и глянув на нумерацию тараканов, я вдруг осознал, что в ней наблюдается какая-то закономерность. Я взял листочек и переписал цифры с первой до последней. Вот, что у меня вышло: 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12, 5, 15, 17.

Бросалось в глаза навязчивое повторение удвоенного числа 12. Я записал числа в столбик, заканчивая этим удвоением и вышло:

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17, 15, 4, 1, 14, 1, 25, 6, 12, 12,

5, 15, 17

Я впал в ступор. Тараканов находили в разных комнатах разные девушки. Как мог повторяться набор одних и тех же чисел?

Я показал свои выкладки Вадику.

— Похоже, они хотят что-то сказать нам, — предположил я.

— Кто?! Тараканы?! Да иди ты в жопу, Миша! – заорал тот. – Если б знал, что ты на такое способен, писал бы не карандашом, а ручкой!

Он предположил, что я жульничаю, и я не смог его переубедить. Что мне оставалось? Я отправился к «Продавцу случайных чисел» или «Безумному Лео». Первое прозвища наш преподаватель по высшей математики Леонид Малкин получил за то, что по легенде в перестроечные годы написал гениальную диссертацию на тему «случайные числа», но продал ее за однокомнатную квартиру какому-то мудаку. Так и остался без степени.

Я подал ему бумажку.

— Леонид Аркадьевич, как вы думаете, что может означать эта числовая цепочка?

Он глянул мельком. И негостеприимно отозвался:

— Что вам надо студент?

— Я спрашиваю, что может означать эта числовая цепочка?

— Слушайте, идите с Богом.

— А все-таки?

— Я не знаю, что вы тут из себя корчите. Убирайтесь.

Я уже повернулся, когда услышал.

— Если вы действительно настолько дебильны, это значит «Дорога на Шелл».

— Что?! – обернулся я.

Это номера букв в алфавите.

Я проверил. Да, так и есть. Цифрами самым простейшим образом была зашифрована фраза «Дорога на Шелл». «Дороганашеллдороганашеллдороганашеллдороганашеллдороганашелл...»

Что это значит? Что это, блядь, за ШЕЛЛ?!!

Что бы это ни было, я понял, что должен посвятить разгадке всю дальнейшую жизнь.

 

Я сразу отрекся от идеи, что это сообщение передали мне тараканы. Я не верю в их разумность, да они и не могли видеть свои спинки. Тогда кто? Бог? Вселенная?

Я закопался в бидлиотеки, я бросил все – друзей, институт, умницу-Ванду... Хотя Ванда ушла сама. Врочем, ее место сразу же заняла девушка под кодом 333. Зато она с удовольствием употребляла со мной дешевую бормотуху.

Я не мог найти разгадку. Чтобы как-то сводить концы с концами, я пошел работать в сторожа дачного городка. Я поселился там в убогой лачужке, но меня все устраивало, там был Вай-Фай, а у меня был ноутбук, и я непрерывно лазал по Интернету. Но ничего, ничего там не было про Шелл. Что это? Планета? Страна? Другая реальность? Ни-че-го.

Прошло несколько лет. В какой-то момент я осознал, что вселенная сыграла со мной злую шутку. Я потерял все. Из веселого студента я превратился в мрачного изгоя.

В пьяном угаре я вышел в ночь и выкинул ноутбук куда-то в темноту.

Но утром побежал икать его. И нашел целым и невредимым в кустах можжевельника. А рядом с ним лежала флэшка. Откуда она там взялась?!!

Я сразу поверил в то, что на ней находится разгадка. Я воткнул ее в ноут тут же, в кустах, благо батарея не села. На можжевеловой флэшке был один-единственный текстовый файл. Адрес: Улица Баумана, кв. 22, корпус 113. Тот же номер, что и у нашей с Вадиком комнаты. Это знак! Знаки нельзя пропускать!

Мадам-333 спала. Я забрал все деньги, которые у меня были, и отправился в город. По этому адресу я нашел квартиру с табличкой: Роза Дубинец, экстрасенс.

Мне открыла женщина такого вида, которой раньше никогда бы не поверил. Но сейчас я был уверен, что она все бъяснит мне. Я рассказал ей все.

— Бриллиантовый мой, тяжелый рок висит над тобой, — сказала она мне. – Ноя не помогу тебе. Я не знаю, что такое «Шелл».

— Да к черту Шелл! Помогите мне вернуть мою жизнь!

— А, это, — сказала цыганка. – Это легко.

Она вышла из комнаты и вернулась с банкой из-под майонеза, наполненной доверху таблетками.

— Во, возьми. Это таблетки удачи. Не пей больше чем пять в сутки и хорошо запивай. Десять одновременно – летальный исход. Ножки протянешь, яхонтовый.

— Что я должен.

— Что душе не жалко.

Я отдал все, кроме мелочи на проезд.

 

Я выпил первую таблетку на выходе, а уже в автобусе осознал, как мне повезло. Я прошел такой долгий путь, я теперь понял многое.

Дома на столе лежала записка: «Я ушла. Я больше так не могу». Я выпил две таблетки, запив борматухой,. и понял, что мне снова повезло. Мадам-333 давно надоела мне.

Я лег спать и закурил. Видно я уснул не потушив сигарету... Из горящего дома я выплз чудом, прихватив с собой только банку с таблетками и флакон с вином. Дом полыхал на фоне ночного неба так живописно, что я содрогнулся от восторга. Как красиво! Как мне надоела эта халупа! Как мне повезло!

Я вытряс полную горсть таблетак и, привалившись к забору, сожрал их все, опорожнил флакон и отбросил его.

И воспарил... Нет, это воспарил не я, а моя душа. Сверху я видел, как корчится в агонии моё тело. Боже, как мне повезло! Как прекрасно все это! Все главные темы моей жизни и смерти сошлись в одном флаконе. Я расправил крылья и полетел. В дорогу на Шелл!

Безумный Лео, может, ты объяснишь и всё это? 

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий