логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
28 марта 2014
Черепанов М.Н.

HOMO LUDENS VIVISECTUS

 

Тридцатидвухлетний сисадмин Игорь Полохов отдыхал. Имел полное право на это вечером пятницы. Пиво лилось рекой, гремела и пела гитара, друзья были веселыми и надежными, а девушки – смешливыми и не строили из себя недотрог. Уик-энд только начинался, но имел все шансы стать самым великолепным финалом недели в начале этого лета. Примерно об этом думал Игорь, выйдя на улицу покурить. Уже стемнело, но приветливо светились окна домов и фонари, а в пятидесяти метрах заманчиво горели огни ларька.

Игорь решил, что стоит взять добавки, и устремился. На полдороги оглянулся назад – из открытого окна второго этажа лилась музыка, там танцевали. “Надо будет поскорее вернуться, пока Светку никто не облапал” – подумал Игорь и ускорил шаг, поворачивая голову по ходу движения.

В следующий миг он ощутил себя муравьем, на которого шкодливый мальчишка навел испепеляющую белую точку от лупы, собравшей солнечные лучи. Столб белого света ослепил его, накрыл, лишил воли к сопротивлению, вздернул вверх.

 

Серый потолок, покрытый мерцающими точками, вращался по кругу. Игорь понял, что лежит на спине и не имеет возможности пошевелиться. Не подчинялись даже глаза, взгляд оставался принудительно устремленным вертикально вверх. Лишь боковым зрением Полохов смутно различал нависшие над ним три тени.

-        Отличный экземпляр, почтенный Угнум-Уул. Я, как никогда, верю в успех.

-        Не разделяю вашего энтузиазма, коллега. Прошлая попытка, двести пятьдесят шесть циклов назад, окончилась неудачей.

-        Подопытный нас слышит, коллеги. Предлагаю не терять времени и начинать.

Игла коротко ткнула Игоря в шею, и ощущения притупились. Но боль, когда рубиновый луч лазера впился в его череп, всё равно была адской. Мысленно Игорь кричал – истошно, дико, захлебываясь воплем – а в реальности лишь лежал под целым сонмом непонятного вида хирургических инструментов, слабо подергиваясь и мечтая наконец уже сдохнуть, чтобы не испытывать подобных мучений. Потом сознание милосердно погасло.

 

Игорь пришел в себя.

Нет.

Мю-проекция существа Игорь Полохов–прим активизировалась.

Аааааааах.

Звездная карусель вращалась вокруг него. Цветов было не семь, нет – цветов было семьсот семьдесят семь. Игорь-прим видел и ощущал каждую звезду на небосводе. Мог приблизить любую из них и воспринять с точностью до каждого атома. Пространство оказалось не линейным, но вложенным само в себя, время текло не только вперед, но и вбок, и назад, закручивалось в петли… Мириады живых существ общались друг с другом, и Игорь-прим слышал и понимал их всех.

Это было невероятно интересно, прекрасно, незабываемо.

И совершенно невыносимо.

Игорь чувствовал, как его мозг физически закипает и взрывается.

 

Три фигуры склонились над бьющимся на операционном столе человеком. Игорь слушал музыку небесных сфер, силясь что-то сказать, и пена выступала у него на губах.

-        Нестабилен, — тяжело уронила одна из фигур, — жаль. Очень жаль.

-        Но значительно, значительно лучше, чем прошлый раз, благородный Убер-Уал! Абсолютно убежден, что через следующие двести пятьдесят шесть циклов…

-        Возможно. Но сейчас вынужден констатировать отрицательный результат. Активизируйте возвратник.

-        Может, подождем еще?

-        Коллега, вы же видите – давление зашкаливает. Еще восемь-шестнадцать минут – и мы его потеряем. Увы, рано, еще рано. Хотя тенденция обнадеживающая.

Игла снова ткнула Игоря в шею, и звезды погасли.

 

Стуча зубами о край стакана, сисадмин отпаивался уже не пивом – водкой, вокруг него охали, подпрыгивали и причитали. Надо же так неудачно упасть с лестницы. Странные царапины на голове почти не болели, но хуже всего было то, что Игорь не мог вспомнить, как же его так угораздило. Он собирался пойти в ларёк, а нашли его на нижних ступеньках лестницы, без сознания…

«Пить надо меньше» – решил Полохов и приобнял замурлыкавшую Светку.

Адски болела голова.

 

Пить Игорь действительно стал меньше, через год женился на Светке. Жизнь вошла в стабильную колею, и лишь поначалу иногда снился ему радужный звездный хоровод, и тени, и зловещий шёпот, и запах палёной кости. Тогда он просыпался от собственного крика, в холодном поту, пугая жену и дочку…  

Но всё реже и реже с каждым годом.

 

 

 

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий