логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
28 марта 2014
Надежда Рощина

Ферре

 

 

Щёлкнул чайник. Лена, не глядя, щедро плеснула кипяток себе в чашку и на руку. Обожглась. Аромат бергамота тут же забил ноздри, растёкшись по кухне подобно лондонскому туману.

-        Инглиш брекфаст? Мам! Я же просила тебя этот чай не покупать!

Ответа на её вопль не последовало. Вздохнув, Лена отряхнула руку, размешала в чашке сахар и погрузилась в невесёлые мысли. Других у неё последние пять лет не водилось – с тех пор, как биологический возраст перевалил за двадцать шесть, а приличного мужчины на горизонте так и не появилось.

-        Ну что, Леночка, завтракаешь? – Из коридора вырулила мать, неся в руке ведро с грязной водой. – Ба! Ты что, в этом на работу собралась?

-        Чем тебя не устраивает мой внешний вид? — по привычке огрызнулась Лена, обжигаясь горячим чаем.

-        Да всем! – в голос матери мешалось отчаяние с яростью. – Ты бы ещё в мешке прорезала дырку и на себя натянула. За твоими тряпками никто никогда в тебе женщину не разглядит. Так что встала – и пошла переоделась! И чтобы мне без выкрутасов!

-        Не хочу.

-        Я тебе дам «не хочу», — мать замахнулась половой тряпкой и хорошенько приложила Лену по спине. –  Давай-ка через нихачу.

Чашка с возмущённым звоном стукнулась о столешницу. Лена встала и, глядя в пол, протиснулась мимо матери в коридор.

Вдогонку ей донеслось:

-        Господи, вот же наказание.

 

Загрузка на сервер прошла успешно. Широкоплечий ферре в тяжёлых доспехах и щитом за спиной призвал льва. В лучах рассветного солнца каждый изгиб хорошо подогнанных лат отливался розовым и золотым.  Картину дополняли торчащие из-под шлема кошачьи уши и длинный полосатый тигриный хвост.

Впереди лежали равнины и леса, полные кровожадных монстров. Опасные подземелья манили предложенной за их прохождение наградой. И не было – ни в десяти шагах, ни в сотне километров вокруг – приставучей матери, которой внешний вид и приличия были дороже счастья дочери…

Настоящая свобода.

 

Щупленький парень протиснулся через порог, чихнул и неловко протянул матери цветы.

-        Мария Васильевна, это вам! За то, что воспитали такую красивую дочь.

-        Ой, что вы… Что вы… — польщёно пролепетала мать. – Дорого же небось.

-        Но в первый раз при знакомстве с родителями обязательно. Согласитесь!

Подсовывая знакомому с соседнего факультета старые отцовские тапки, Лена мысленно скривилась. Паренёк едва справлялся со своей ролью, но, видимо, мать так долго ждала, что она «в ум войдёт», что готова была проглотить любую фальшивку. Ну и пусть.

Зато через один-два месяца мучений Лену будет ждать свобода. Ради неё был затеян весь этот фарс. Ведь это же так вызывающе неприлично в её годы не иметь парня. И не объяснишь, что она пыталась, честно пыталась, найти своего единственного. Просто не уложилась в отведённые для этого сроки. Так ведь бывает? Ну бывает же!

Медленно, за подчёркнуто дружелюбным разговором, они перешли в кухню, выпили по чашке чая. Лена честно старалась не кривиться, хотя от надоевшего вкуса бергамота хотелось лезть на стену. Зато «жених» нашёл его превосходным, о чём не преминул поделиться с матерью. Эти двое определённо нашли друг друга, и от этого по спине пробежал липкий холодок.

Как же так получилось, что Лена с родной матерью чувствует себя как с чужой, а первый знакомый, пришедший к ним в гости, — как со своей собственной?..

 

Объявление о новом экспериментальном проекте провисело на сайте от силы неделю. Потом число желающих, даже несмотря на кусающуюся цену в триста тысяч рублей, превысило количество вакантных мест, и его убрали. Но Лене удалось записаться в ряды добровольцев одной из первых. Повезло.

Только деньги нужны было достать в течение месяца. И тогда жизнь свободного ферре станет её собственной, настоящей. Почку, что ли продать?..

 

Лена вальяжно перелистывала каталог свадебных платьев, зная, какое на мать это произведёт магическое действие. Так оно и вышла. Едва переступив порог кухни, та всплеснула руками и воскликнула:

-        Ба! Неужели тебе Димочка предложение сделал?

-        Сделал, — отвечая, Лена не поднимала глаз. Боялась, что выдаст этим себя. Но тут журнал со свадебными платьями пришелся как никогда кстати.

-        И как? Когда? Кого собираешься приглашать? – мать исторгала из себя вопросы, как рог изобилия.

-        Скромно. Ни у меня, ни у Димы лишних денег нет. Так что распишемся и здесь, у нас, стол накроем.

-        Ну ты сказанула! Что значит – денег нет? – мать вскочила и суетливо выбежала в другую комнату, а когда вернулась, плюхнула на стол пухлую стопку денег.

-        Вот! – победоносно заявила она. – Столько лет себе по мелочам отказывала, для тебя берегла. Цени! Тут и на свадьбу тебе хватит, и на ребёночка.

Лена едва удержалась от того, чтобы не кинуться пересчитывать деньги. Сдержалась. Сдержанно улыбнулась матери и ответила:

-        Я ценю. Спасибо тебе, мам.

 

Разговор проходил в абсолютное тишине, если не считать звук работающего кондиционера. Мужчина в костюме и галстуке по второму кругу перетряхивал тощую папку с документами. Судя по виду, нервничал.

-        Вы уверены, Елена Владимировна, что не откажетесь?

-        Абсолютно.

Между ними повисла пауза — вязкая и осязаемая, будто кто-то расплескал в воздухе кисель.

-        В вашем возрасте «выпасть из жизни» на следующие пять лет – это почти гарантировано лишить себя возможности родить здорового ребёнка. Вам будет… — мужчина сверился с данными на одной из бумажек, — тридцать шесть лет. В таком возрасте рожать первого ребёнка рискованно.

-        Думаю, современная медицина найдёт решение, — Лена меланхолично пожала плечами. – Я же хочу… свободы. Хочу бегать и прыгать, лазать по лианам, гоняться наперегонки с ветром на всех четырёх лапах, вычёсывать из шерсти колтуны. Мне надоело, что я всем вокруг что-то должна. Должна одеваться красиво, «ведь я же де-е-евочка», — передразнивая мать, скрипуче протянула она. – Должна быть сексуальной и привлекательной. Должна выйти замуж не позднее двадцати шести и родить ребёнка. Не хочу. Достало!

Мужчина поджал губы и со вздохом встал.

-        Хорошо. Мне ваши причины ясны.

-        Вы мне отказываете? – неверяще спросила Лена.

-        Вы заплатили. И все необходимые справки, подтверждающие вашу дееспособность, у меня на руках, — мужчина натянуто улыбнулся. – Будьте свободны. Раз вы так решили.

 

Белоснежный ферре с россыпью черных полос и пятен бежал по зелёной равнине Альсгарры. Его гриву трепал посвежевший ветер. Пусть в спину неприятно врезались кожаные ремни ножен и тяжёлый щит колотил по ягодицам, но внутри ферре был совершенно непозволительно счастлив, счастлив и свободен.

 

Примерно в это же время в районную больницу привезли пожилую женщину с инфарктом.

 

 

 

 

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий