логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
28 марта 2014
Ольга Баумгертнер

Парк Доктора Моро

 

 

Стивен бежал. По лицу нещадно хлестали густые ветки, оставляли алые царапины на скулах. Под ногами хлюпало, время от времени вместо вязкой грязи, директор проваливался в глубокие лужи, чуть не спотыкался, бежал дальше. А сзади, перекрывая, отдаленный грохот грома, все отчетливее слышался мерный, не замедляющийся топот. Словно ударяли в огромный барабан. Звук больно отдавался в ушах, в черных лужах разбегались зловещие круги от поступи гиганта…

 

Директор парка имени доктора Моро, давно заметил, что со зверьми происходит что-то не то. Сперва он даже подумал, что питомцы уникального зоопарка больны. Безжизненные взгляды, вялое поведение, плохой аппетит… Даже энергичные, всегда подвижные румки-бумки, впали в полнейшую апатию. А ведь еще не так давно собирали у своего вольера толпы народа, глазевшего, как они скачут по вольеру, с ловкостью и грациозностью цирковых акробатов.

 

Парк закрыли на карантин.

 

Однако анализы проведены, никакой заразы не выявлено. Финансисты ворчали об убытках. Стивен и сам понимал, сколько денег они теряют каждый час, но выхода из ситуации не находилось. Врачи по-прежнему наблюдали за поведением своих звериных пациентов. Регистрировали в журнале. И дальше этого дело не шло.

 

Пока однажды в кабинет директора не постучал Гарис. Лысый, толстенький и всегда с потными ладони, главный ветеринарный врач, теребя журнал наблюдений за животными, долго не знал с чего начать разговор. Что бормотал под нос. Пока наконец не выдал:

 

­- Они становятся разумными.

— Они что?

— Они становятся разумными!!!

 

Стивен долго смотрел на Гариса, изучал его, словно под микроскопом. Будто неведомый микроб мог поселиться и в ветеринаре.

 

— Что вы имеете в виду?

 - Природа мстит нам! – почти истерически выкрикнул Гарис. – Они… Они разговаривают друг с другом, они строят планы, как поквитаться!

— Вы совсем спятили?

— Мистер Балкер!

— У вас паранойя, Гарис! Это невозможно!

— Послушайте..!

— Невозможно!

И Стивен указал на дверь.

 

Он знал, что невозможно. Необратимые изменения мозга. Ключевое слово – необратимые. Все клинически доказано. Опыты проведены. Невозможно! И точка. Он даже думать не хотел, что такое возможно.

 

А потом было поздно.

 

Они превратились в самих себя за один день. В тех уголовников, которым до обращения светила только смертная казнь. И которых когда-то выкупил для опытов в свое время доктор Моро. Известный, величайший и ныне покойный. Гениальные опыты на человеческом мозге. И такой же гениальный результат с моделирование новых видов. Все это сулило славу и наживу. Прежде всего славу. Но увы. Моро больше нет, а его помощника, который превратил секретную лабораторию, больше интересовала нажива.

Казалось, кого могут заинтересовать в наше время зоопарки? Но если к этому подойти по-новому? Нестандартно? Может быть, создать существ, которые могли бы жить только на другом конце вселенной и существовали  до этого только в пылком воображении фантастов? Или создать удивительные гибриды животных? Или тех, кто когда-то считался не более чем мифом? Моделировать и моделировать. Находить удачные варианты на потребу публики, отметать провальные и двигаться дальше, пока не достичь како-то совершенства?

 

И они это сделали. Люди превращались в тех, кто жил до этого лишь в воображении. Иногда, возможно, и несколько воспаленном. Но чем жарче – тем больше пенки снимать с этого кипящего успехом проекта. Моро-звери, кто о них еще не слышал? Да все! Слышали и жаждали увидеть.

 

А теперь что?  Звери стали прежними. Сказка в один миг рассыпалась, как осыпается высохшая рождественская ель, обнажая скучный, ствол-остов, кривые ветки.

 

Прежними. А значит, умными, изощренными и безжалостными. Стивен не знал и не хотел знать, что они сотворили со всеми ветеринарами, что наблюдали за течением неизвестного недуга. И не хотел знать.

 

Сердце колотиться, как сумасшедшее. Вскрытые вольеры остались давно позади. А он ломится прочь, через дикий непроходимый лес. Через эту чертову грязь, новозеландские папоротники, размером с пальму и опутавшие все лианы, колючие кусты и опять грязь. К дальнему порту, где есть спасательные шлюпки, потому что добежать до вертолета он не успел. И тот где-то кружит, разламывая лопастями пропитанный ливневыми потоками воздух где-то рядом, почти над ним. А сзади нарастает топот, топот, топот…

 

И вот финал. Увы, с предсказуемостью 99 процентов к одному. Он подсказываться на черной грязи. Или спотыкается о ветку. Или просто теряет равновесие от изнеможения. И летит вперед, высекая в этих проклятых джунглях из папоротниковой поросли просеку.

 

Топ. Топ. Топ.

 

Он оборачивается. И он знает, что не хочет этого видеть. Но не может поделать с собой ничего. И только гладит на того, кто издавал этот ужасный топот. Как приближается к нему разверзнутая пасть. Как по зубам, торчащим словно хорошо заточенные сабли стекают потоки слюны, вперемешку с дождевой водой. Как тянется у нему раздвоенный язык, но еще раньше Стивена достигает дыхание монстра. Дыхание, от которого он почти теряет сознание. И он почти не видит и не слышит, как зверь облизывает и шепчет:

 

— Папа. Папа… Директор Балкер! Стивен! Вы же мне как папа!

 

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий