логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
28 марта 2014
Наталья Караванова

Маринка и океан

 

Кольша сквозь толщу воды казалась болльшой неподвижной подушкой, уложенной в круглую постель из белых кружев-щупалиц. Маринка непроизвольно шевельнула пальцами, хотя и знала, что чудовище из другого мира сейчас на ее движение никак отреагировать не должно. Оно сейчас спит… или когда кольши не на акции, они просто без сознания и снов не видят? Интересно, какие они, сны кольши. Наверное, такие же огромные, медленные и мерцающие как она сама… и как ее океан. Кольша принадлежала Маринке. И была она самой большой, самой опытной и самой красивой из всех контактеров.

Маринка привычно скользнула в бассейн, сильным гребком направила тело к огромной не то медузе не то губке, застывшей у самого дна. Каждое действие доведено до автоматизма. Маринка уже настроилась на акцию. Все будет хорошо, как было уже два десятка раз…

Станция на Ольви существует уже почти десять лет. Маринка оказалась здесь на практике, еще когда вышел из инкубатора в экспериментальный бассейн еще первый контактер.

Она и стала с ним работать. С самого первого погружения запомнила, как это здорово, вдруг стать частью инопланетного океана, погрузиться в его глубину, стать для него одним из элементов, чувствовать, как дышит это огромное, медленное, живое, и может даже, по-своему разумное существо…

 

Одно только удручало. Постоянная работа на планете гароантированно отрезало ее от Дыма, который, впрочем, в последний свой приезд заявил, что «все равно ее дождется и  что она еще поймет, что прову лет потратила на глупости. Тогда как есть и настоящая жизнь». Настоящая жизнь выражалась в жилом орбитальном корпусе неподалеку от ботанического кольца, в «человеческой работе» и нормальной семье. В общем, Дым любил Маринку. Но не настолько, чтобы перебраться в неустроенный с бытовой точки зрения планетарный исследовательский комплекс…

А Маринка уговаривала себя, что Дым прав, и что она обязательно когда-нибудь вернется наверх… и все у них будет хорошо….

Хорошо было в океане. С его легендами и правдой. Его жизнью и разумом.

Может, когда-нибудь она тоже уйдет в глубину, как ушел великий   Мальвер Дин. И пусть говорят, что не смог он раствориться в мировом разуме огромной воды навсегда. Смог… он больше времени проводил в акции, чем на берегу.  Все контактеры рано или поздно уходят в свою стихию… если привязанность по эту сторону реальности не окажется сильней.

Раньше здесь охотились контрабандисты, охотники за дышащим жемчугом. Но за десять лет последствия деятельности черных ловцов почти стерлись. Можно закрыться в маленьком своем мире – мире океана и не дуимать о внешней жизни…

Розовая подушка кольши развернулась десятком тонких жгутов-лепестков и приняла Маринку в мягкие обьятия. Она расслабилшась, прикрыла глаза, давуая кантактеру приспособиться к ней, открывая океану свое маленькое человеческое сознание, переставая быть собой…

Если бы Дым узнал, чсто она переживает каждый раз во время погружения, он бы, наверное, испугался.

Огромное и бесформенное, что отдельно от маринки был кольшей, распрямилось, обретая сознание. Вспороли воду десятки тонких плавников, по телу прокатилась живая волна. Оно стало стремительным и легким.

А Дым пусть как хочет. Здесь лучше, здесь она, Маринка, настоящая…

У ямы онак на миг оглянулась и сквозь зеленую воду в последний раз увидела низкий потолок с тремя круглыми окнами-светляками. Пора. Сегодня они с Алексом пройдут вдоль края хребта, который тянется от острова вглубь океана. Там спутник засек какие-то тепловые точки. Но точки слишком глубоко, чтоб рисковать невосполнимым оборудованием станции. Кольши найдут точку быстрей, все запомнят а потом уж, если находка стоит того, можно будет и батискаф отправить.

Рядом развернул плавники-вибриссы еще один кольша. Небольшой, моложе Маринкиного почти вдвое, но уже совершивший с полсотни самостоятельных выходов. Алекс. Человек в обычной жизни молчаливый и немного неуклюжий. Но его акциям Маринка по-хорошему завидовала. Он иог пробраться почти в любую расщелину. Он всегда точно знал, когда можно рискнуть, а когда стоит поостеречься.

Океан бл полон неслышимых звуков и знаков. Алекс просигналил, что уходит на глубину, и Маринка без споров нырнула следом. Погружаться предстояло почти час.

Погружаться, слушать, чем живет риф, понимать хищников, затаившихся среди фиолетовых и белых водорослей, воспринимать страх жертвы, которая еще не понимает, откуда к ней придет ссмерть, но точно знает, что придет.

И тут среди привычного тока новостей пришло странное. Тревога, голос пустоты, то самое шестое6 чувство кольши, которого у людей так мало, что они и не замечают, и только тут, в океане, оно обостряется и приобретает окончательность и однозначность. Наверх!

Мимо мелькнуло сттремительное лиловое тело кольши Алекса.

Маринка попыталась не отстать.

Быстрее, быстрее, океан чует беду. Чужое и злое, что-то пугает все, что умеет слышать, видеть, чуять…

Наврх! Выше!

По поверхности шла волна. Ясное небо, высокие, гладкие валы. У поверхности кольши беспомощны. Им трудно управляться с телом… медленно и тежело Маринка развернула контактера, попробовала вновь уйти к глубине. Но не тут-то было. Что-то держало ее у поверхности. Постронний звук? Мотор?

Алекс! Где он? Не видно, не слышно. Как назло случилось то, чтего Маринка всегда подсознательно боялась. Иногда так бывает, когда контактер понимает, что не может физически спасти человека, он «засыпает, теряет воздух и отпускает человека. Непостредставенной опасности для себя Маринка не витдела, но тем не менее… кольша вдруг сошла с акции, начала отпускать девушку. Маринка глотнула горько-соленой воды и рефлекторнно дернулась из безжизненных мягких лап отключившегося контактера.

Первое, что она увидела вынырнув – катер амфибию очень знакомых очертаний.

Черт! Ну черт же! Откуда он здесь? Что забыл? Теперь еще окажется, что он ее спас, и отвертеться от орбитального рая шансов не будет совсем. Но деваться было некуда. Маринка активировала маячок и двинулась в сторону Дымовой посудины. Вопрос, не он ли причина отключения контактера не стоял. Не он.

--Дим, что ты здесь делаешь? – Маринка протянула руку, чтоб Дым помог ей взобраться на палубу.

-- Слава богу! Маринка, ты жива! Быстро на борт! Мы улетаем отсюда…

-- Это еще почему?

-- Не слышала? Тут у вас такое делается, а ты ни ухом, ни рылом!..

-- Что?

-- Они уходят! Все! Все ваши твари эти…! Уходят в глубину.

-- Да нет же. Просто что-то случилось. Какая-то беда…

-- У вас вообще-то объявили эвакуацию. Смотри!...

Воды океана успокаивались.

У горизонта плыли легкие облака…

 

Дым схватил Маринку, толкнул в каюту, поднял катер. Машина начала набирать высоту.

-- Я не мог иначе, -- вздохнул Дым. – Потом ты иеня простишь.

-- Да что случилось?

-- Ну не могу я больше так жить.

Маринка перегнулась через борт.

Океан был близко. И кольша. Ее кольша. Она была в беде, и она звала.

Маринка перекинула тело через борт и задохнулась от встречного ветра. Дым не успел бы ее догнать.

Маринка шла на помощь…

Удар о воду… аода, горечь… и вдруг мягкое что-то. Знакомое и близкое.

Сознание вернулось так же быстро, как ушло. И можно бытиь спокойной: ее кеольшу она обязательно найдет и пспасет. Ведь океан рядом. Он поможет…

Рядом, поддерживая на плаву, скользила кольша Алекса.

 

<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий