логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
19 марта 2016
«Экстраординарная ситуация»

-  Итак! – председатель комиссии отложил в сторону многостраничный отчет и строго посмотрел на стоявшего напротив него старшего инспектора Полякова.

Под пристальным взглядом полковника тот поёжился и переступил с ноги на ногу.

— Товарищ капитан! – продолжил председатель комиссии. – Как вы можете объяснить факт применения вами табельного психотронного оружия? Хочу отметить, что это уже второй случай за истекшие полгода!

Поляков только плечами пожал.

— Ну… товарищ полковник… так ведь не было же никакого иного выхода!  Уж больно ситуация оказалась стрёмная, виноват – экстраординарная! Никакими иными средствами этого типа было уже не урезонить! Уговоров он не слушал, даже мать родную матерно послал… выпивки ему, видите ли, недостаточно оказалось! Участкового – так и вообще, в окно выкинул, тот только чудом не побился.

— Разрешите, товарищ полковник? – приподнялся с места представитель службы собственной безопасности.

Полковник не сильно любил это ведомство… но оснований усадить майора на место у него сейчас не имелось.

— Прошу вас…

— Ничуть не оправдывая капитана Полякова, хочу, однако, заметить, что всё произошедшее явилось следствием вопиющего пренебрежения – я бы даже сказал, преступного пренебрежения, своими служебными обязанностями, целого ряда должностных лиц! Если бы тот же самый участковый – лейтенант Аверин, лучше бы относился к работе с населением…  а служба профилактики не подходила бы к своим обязанностям формально, то мы бы сейчас вообще не собрались бы! Капитан Поляков оказался в ситуации, когда только от него зависело бы пролитие или непролитие крови! И я, от лица своего ведомства, хочу сказать, что в подобной ситуации у него попросту не оставалось другого выхода. Во всяком случае, мы его не усматриваем.

— У вас всё? – осведомился председатель комиссии.

— Да, товарищ полковник.

— Присаживайтесь…

Да, нечасто служба собственной безопасности вступалась за кого-нибудь… Полковник, положа руку на сердце, таких случаев вспомнить не мог. А, с другой стороны, дай всем волю… тут такое начнётся!

— Хорошо, товарищ майор, мы примем к сведению ваше мнение. Товарищ Поляков! Слушаю вас!

Капитан снова переступил с ноги на ногу и вздохнул.

— Ну… я понимаю, конечно, что в такой обстановке я должен был всё взвесить… Так я и сделал это! Так или иначе – а ведь никто не пострадал! И злодея этого взять удалось!

Полковник покачал головой.

— Как-то это у вас все просто получается, капитан! И в прошлый раз вы ведь точно также все описывали. Не находите, что у вас все объяснения словно под копирку написаны? Мол, сложная ситуация, опасный противник… а зачем, позвольте вас тогда спросить, на вооружение приняты новейшие средства и методы борьбы с преступным элементом?

— Так он же, товарищ полковник, пока и не преступник ещё! – вывернулся капитан. – Да, с оружием – но ведь, с официально зарегистрированным! Да, угрожал… но не выстрелил же! Пока не выстрелил… А я ведь не судья, чтобы его преступником признать! Сами знаете, тут попробуй только превысить…

Председатель комиссии поморщился – капитан был прав! Вот и представитель прокуратуры кивает, мол, все верно старший инспектор говорит! Да, ему-то что? Не он под пули ходит! А формально – прав капитан! Но ведь нельзя же такие методы применять повседневно! Тут только начни…

— У вас всё, товарищ капитан?

— Так точно, всё!

— Присаживайтесь…

Комиссия совещалась недолго и вскоре вынесла свой вердикт. Применение табельного психотронного оружия старшим инспектором Поляковым было признано правомерным.

 

Утром следующего дня, капитан прибыл на службу в положенное время. Поздоровался с сослуживцами, перекинувшись с ними парой слов. Доложился руководству и отправился в служебный кабинет. Там, открыв тяжелый сейф, уселся за составление очередного квартального отчета – уже двадцать второе число, скоро уже полугодию конец. А там и полугодовой отчет не за горами… надо заранее всё бабки подбить. Мало ли какие вводные могу последовать в последний момент? Всего не предусмотришь! А, надо…

Но оживший на стене динамик прервал его занятия.

— Дежурная группа быстрого реагирования – на выезд! Старшему инспектору спецотдела Полякову – прибыть в дежурную часть!

Вот же, мать его за ногу – накаркал!

В оружейке толпился народ, подгоняли бронежилеты, лязгали затворы автоматов. Увидев капитана, народ расступился в стороны, давая ему путь к окошку.

— Здорово, Петрович! – кивнул Поляков старшине. – Как оно?

— Дам нам-то что будет? – вздохнул в ответ оружейник. — Опять тебя дернули?

— Дык… сам, поди объяву слыхал?

— И не говори! Правильно старики говорят – воистину, последние дни приходят!

На прилавок лег пятнадцатизарядный пистолет и два магазина. Дождавшись, когда капитан уберет оружие в кобуру, старшина положил перед ним тяжелый металлический прямоугольник.

— Заряжен?

— Сам проверял утром – заправлено под завязку! – хмуро ответил старшина. – сам знаешь, у нас с этим тут строго! Попробуй, не докачай – так по ушам дадут! Штука жуткая…

Народ уважительно покосился вслед уходящему старшему инспектору, провожая взглядом болтавшийся на левом бедре тускло-серый прямоугольник.

— Говорят, мол, штука эта кого хошь сносит…

— Говорят! Так к ней ещё и на всю жизнь привыкаешь! Ежели, конечно, выживешь опосля всего…

 

Это был обыкновенный дом, в обыкновенном поселке. Ничем особенным не выделявшийся.

Разве что только необычно большое количество вооруженного народа, сновавшего вокруг него, наводило на мысль, что не всё тут в порядке.

Доложившись руководителю операции, группа быстрого реагирования присела перекурить в сторонке. Однако Полякова тотчас же выдернули к руководству.

— Товарищ подполковник, старший инспектор Поляков…

— Садись капитан! – прервал его руководитель операции. – Тут такое дело…

Он почесал подбородок.

— Словом – здесь у нас банда! Не какие-нибудь отморозки прыщавые, а вполне конкретные – Мирон Рыжий! Слыхал?

— Приходилось. Три ходки, два побега…

— То-то! Короче, капитан, у нас два варианта! Либо штурм – и сам понимаешь… Либо…

— Опять мне идти? Так только вчера комиссия была! У меня уже два случая применения за полгода!

— Здесь и прокурор присутствует! Вон сидит, видишь? Короче – прокуратура санкционировала применение! Письменно! Твоё начальство в курсе…

— Так ведь…

— Как выйдешь…

— Если…

— Ты ж  у нас молоток – выдюжишь! Короче – двухмесячный внеочередной отпуск для поправки здоровья!

— Так…

— С семьей!

Капитан вздохнул.

— Ну… хорошо.

Сдав пистолет и боеприпасы, он направился к дому.

Окружавший его спецназ расступился в стороны, провожая взглядом уходящего товарища.

— Отчаянный… у него уже третий случай…

— Так, а что делать-то? Иначе – штурм! А там стволов пять – это и к бабке не ходи!

Войдя в подъезд, Поляков поморщился. Лестница была усыпана битым стеклом, на ступеньках валялись стреляные гильзы. Остро воняло сгоревшим порохом.

— Кто там?! – гаркнули сверху.

— Капитан Поляков! Переговоры!

— Ну-ну… топай…

В комнате его окружили бандиты – все пятеро. Осторожно поглядывая в окна, они тем не менее, не спускали взгляда и с парламентера.

— С чем пришёл? – Мирон уселся напротив капитана.

— Что, так насухую и говорить станем?

— Иди ты! Никак выпить принес?

— Я что, на жлоба так похож? – на стол лег тяжелый темно-серый прямоугольник.

— А самому отведать?

— Стакан давай…

 

Подполковник покосился на прокурора.

— Ну? – поинтересовался тот.

— Минут двадцать ещё. Дольше эту смесь и слон не выжержит… градусов семьдесят, на меньше. Как сам-то капитан с ног ещё не свалился…

тэги записи:
2016 ,5. Табельное психотронное оружие
<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий