логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
19 марта 2016
Рисуйте, Котиков!

Считается, что скорость изучения китайского языка среднестатистическим студентом напрямую зависит от даты экзамена. Как выяснилось, дедлайн по заказу в этот принцип тоже отлично вписывается.

Котиков, правда, студентом уже несколько лет не был, да и склонности к изучению языков никогда не испытывал. Занимался он компьютерной графикой, рисовал плакаты и буклеты, и текла его жизнь тихо и размеренно, пока не появился друг детства Серёга.

Чувство юмора у Серёги было специфическое, поэтому на четырнадцатое февраля он решил подарить своей девушке не открытку с сердечком, а огромный плакат, на котором эта самая девушка в образе отважной космической разведчицы сражалась бы с гигантским галактическим осьминогом и поражала бы его в самое сердце (знать бы ещё, где у осьминога сердце). Под осьминогом, конечно, подразумевался сам влюблённый даритель. И ещё – обязательное условие! – эта гигантская инопланетная сущность должна была вылезать из чёрной дыры.

Задача Котикова была довольно проста – нарисовать всё обговоренное. Скафандр, осьминога и, непременно, чёрную дыру. Вот из-за неё-то всё и случилось.

Нарисовать круглую дырку в небе и ровно залить её чёрным Котикову не позволила профессиональная гордость. Пришлось лезть в энциклопедии, изучать сайты и смотреть, как с задачей справились другие художники. Художники справлялись по-разному, с чужих картин на дизайнера смотрели чёрные овалы, бордовые воронки, сияющие шары и другие поражающие воображение фигуры. Но ни одна из них не пришлась Котикову по сердцу.

И тут его осенило.

— Сердце! – завопил Котиков так, как, должно быть, Архимед вопил своё знаменитое «Эврика». И бросился к планшету.

Спустя несколько часов прекрасная чёрная дыра в виде сердца была готова. Она вобрала в себя все знания Котикова о космосе: вспышки далёких звёзд, романтику дальних странствий, вихри звёздной пыли и даже того мужика из фильма «Интерстеллар». В общем, получилась в точности как настоящая. По крайней мере, манила так же.

Полюбовавшись дырой вволю, Котиков скинул Серёге готовую работу и дальше они любовались вместе – каждый на своём мониторе. Затем Серёга распечатал плакат и подарил даме своего сердца. Та вдохновилась и немедленно побежала хвастаться подружкам. Пусть завидуют: их-то гигантские влюблённые осьминоги похитить не пытались. Подружки, действительно, завидовали – и бежали к Котикову с заказами: одну в космос отправить, другую в подводный мир, третью на вершину горы. Но главное – чтоб с сердечками. Так же романтичнее.

Великой звездой дизайна Котиков, конечно, не стал, но определённую известность в родном городе приобрёл, а чёрная дыра стала его фирменным знаком. Завидев в углу баннера или афиши этот символ, прохожие со знанием дела кивали головами и уверенно заявляли: «Да, это тот дизайнер рисовал… ну, тот самый… А, забыл, как зовут, но точно он!»

И всё было хорошо…

…А однажды ночью за Котиковым пришли.

— Откуда у тебя эта информация? – спросил гигантский осьминог, поигрывая бластером.

— Мать вашу! – ответил Котиков.

— Нашу великую мать, прародительницу всего сущего в галактике, ты не трожь! – ответил осьминог, и бластер замер напротив Котикова.

— Да, мать не трожь! – поддержал напарника невыразительный мужчина в сером костюме. – Мне-то пофиг, но коллеги обижаются. А нам с ними надо жить дружно. Как-никак, одна вселенная.

Котиков нервно сглотнул, напряжённо следя за дулом бластера. Смысл слов ускользал.

— Расслабься, пацан, — мужчина покровительственно похлопал Котикова по плечу. – Только скажи, кто тебя надоумил все эти сердечки рисовать – и мы сразу уйдём. Чего ты пытался добиться этой подрывной деятельностью? Зачем раскрывать непосвящённым истинную форму нашей галактики?

— … — сказал Котиков.

— Чего?

— …!!!

— Что, реально не знал? Ну даёшь, пацан! А зачем рисовал тогда?

— День Святого Валентина, — кое-как выдавил Котиков.

— Романтик, что ли? – удивился мужчина.

— Надо запретить, — булькнул осьминог, желеобразно колыхнувшись.

— И то верно. Дурацкий праздник, ненашенский. Сердечки эти везде провоцирует. Вдруг кто-то посмотрит на них и догадается, что вселенная наша именно такой формы и в соседнем кармане коллеги живут. Ну ладно, пацан, пойдём мы. Извини, если напугали.

— Мать вашу, — протянул в ответ Котиков и торопливо добавил, — великую прародительницу всего сущего в галактике.

— Молодец, — колыхнулся осьминог. И ехидно добавил: — Расслабься, тебе всё равно никто не поверит.

Котиков кивнул и ошалело проводил взглядом незванных гостей,  исчезнувших в портале. Портал, конечно, имел форму сердца.

Больше Котиков сердечки в качестве фирменного знака не использовал, решил рисовать котиков. И дела у него пошли ещё лучше, ведь котиков любят все.

Пока однажды…

тэги записи:
2016 ,3. Вселенная — плод заговора
<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий