логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
01 апреля 2017
Без названия (Бурдун бубнил что-то в бороду)

Бурдун бубнил что-то в бороду,  то и дело трубно сморкая в клетчатый носовой платок и в перерывах между приступами насморка водя по формулам на доске тупым концом карандаша. Толик не особенно напрягался по этому поводу. На первой парте лежал диктофон, мигал красным огоньком – работал. Толик отдыхал.

-                  Всем привет, — пробормотал шепотом Сашка за соседней партой. – С вами Зачетный Сашок и я веду свой репортаж с самой занудной пары московского мать его за ногу и во веки веков процветать государственного университета. Сейчас Геннадий Иванович Бурдун силой теоретической механики погружает в летаргию шесть молодых здоровых организмов без мозгов.

Толик усмехнулся. Бурдун грозно глянул в их сторону, но отвлекаться не стал. Забубнил дальше.

-                  Может ты уже заткнешься,  Романов! – громким гневным шепотом произнесла Катька. – Задолбал, придурок.

-                  Все знают, кто тебя долбит, Кэт. Иди в пешее эротическое с интенсивными физическими нагрузками.

Катька обиделась, с преувеличенным вниманием уставилась на доску. Бурдун благосклонно посмотрел на нее. Катька опустила глаза и сдержанно улыбнулась.

И тут Бурдун начал заваливаться назад, борода его затряслась, он открыл рот…

-                  Ща чиханет, — шепотом предупредил зрителей своего блога Сашка.

-                  Ноздри б не порвал, — склонившись к Сашке, чтоб камера захватила его лицо.

Бурдун оглушительно чихнул, сунув лицо в платок, сделал шаг вперед, оступился, рухнул с возвышения у доски, сделал пару пьяно-танцующих шагов к окну, с размаху налетел на подоконник и сник, опустившись на пол в какой-то нелепой молитвенной позе. Все заржали, торопясь снять на телефон молящегося на батарею препода, ожидая, как будет беситься Бурдун, когда они выложат фотки в сеть.

-                  Тэг «Прикладная механика батареи», — заржал Сашка.

-                  Зачет, — тихо отозвался Михан, водя телефоном над головой. – Блин, сеть дерьмо. У кого ловит?

Препод стоял у батареи на коленках, уронив голову на грудь, и не двигался.

-                  Геннадий Иванович, — тихо позвала Катька.

-                  Э, Геннадий Иванович, вам плохо? – подхватила сердобольная Леночка, отвлекаясь от утешательного чатика с подружкой, которую бросил парень.

-                  Михан, погляди, как он там, а, — попросил Толик, закрывая ладонью камеру на телефоне Сашки. Санек, стопани. Нехрен снимать. Его, походу, кондратий хватил.

-                  До инсульта дочихался, — прокомментировал Валера. – Я читал, такое бывает. Когда чихаешь, нос зажмешь случайно, давление в башке подскочит, и фигак – мозри взорвались.

-                  Придурок ты, Валерка, — зашипела Катя. Михан не трогался с места, показывая глазами Валерке, мол, сам иди посмотри, раз такой начитанный.    

Леночка схватила Валерку за руку и встала, заставляя его подняться вместе с ней.

Препод стоял у батареи на коленях, словно статуя раскаявшегося грешника. Лена тронула его за плечо. Бурдун медленно повалился на бок, так что стало видно, что из груди чуть ниже края бороды торчит карандаш. Карандаш вошел глубоко. По тому, какая часть осталась снаружи Бурдуна, ясно было, что внутри старого зануды сантиметра четыре грифеля и дерева фирмы кох-и-нор.

-                  Дочихался, блин, — подытожил Толик.

-                  Ментам надо звонить, прошептал Михан.

Он трясущимися руками поднял телефон, но Катька вырвала мобилу у него из рук.

-                  Ты че, совсем придурок! Нас же посадят к чертовой матери!

-                  За что? – удивился Валера. Все ребята выглядели удивленными. Во все глаза смотрели на Катьку, ждали объяснений, а может, изо всех сил старались не смотреть на мертвого Бурдуна, криво лежащего на пол под батареей.

-                  Кто нам поверит, что он чихнул, споткнулся и на карандаш налетел. Все знают, как студенты Бурдуна ненавидят. А наша группа, сами знаете, на таком счету, что скорее поверят, что мы ему карандаш в грудь воткнули. Вон, Михана он опять стал прессовать у доски, Михан вспылил, схватил карандаш и ага…

-                  Сама ты ага, дура, блин. Че ты несешь?! – испугался Михан. – Скорее поверят, что Толик. Он у нас бешеный.

Толик угрожающе поднял кулак.

-                  Или Сашка, — развернул оглобли сообразительный Михан. – Чтоб рейтинги своему каналу на Ю-тубе поднять.

-                  Ты вообще офигел? Берега попутал? – Сашка отложил телефон. – Я те щас этот карандаш знаешь куда воткну? Спина прямая будет, как у кадета.

-                  Воткнули уже? – рассердилась Катька. – что делать будем?

-                  Что-что, — сказал Толик, — скажем, что это ты его грохнула. Он же тебя того…

-                  Не твое дело, Смирнов! — взвизгнула Катька. – Не было у меня с ним ничего!

-                  Не было, — прошипела Леночка. Ей, похоже, понравилась идея сделать КАтьку крайней. – А сопромат ты зимой сдала, потому что учила.

-                  Вы понимаете, что пока грызмся, кто-нибудь придет. Дождетесь, что все сядем, — остановил всех Валерка.

-                  Давай, начитанный, спаси на всех, — с вызовом бросил Михан.

-                  Спасу. Хрен ли не, — обиделся Валерка, но продолжил. – С карандашом никто не поверит. Надо карандаш вынуть и рану замаскировать.

-                  Угу, — отозвалась Леночка, — тоналкой замажем. У Катьки с физиономии наскребем и замажем.

Катька глянула зло, но смолчала.

-                  Как ты ее замаскируешь? – рассердился Сашка.

-                  Короче, мне нужна швабра. Толян? Бери свой телефон. Саш, включай по моей команде запись. И рожу хоть потри, а то белый как смерть.

 

Ролик в сети разлетелся буквально в полчаса. Новостные блоки пестрели заголовками: «Преподаватель МГУ свел счеты с жизнью на семинаре по теоретической механике», «Студенты не смогли удержать педагога от рокового шага», «случайное видео для блога запечатлело трагедию»… И всюду крутилось, зарабатывая рейтинг, коротенькое видео.

-                  Всем привет, с вами Зачетный Сашка. Это прямой репортаж с самой занудной лекции второго семестра…

Фоном, невидимый зрителю, бубнил на одной унылой ноте лектор. Он замолк. Улыбка Сашки изменилась. Даже тупой зритель понял бы: что-то пошло не так.

-                  Геннадий Иванович! Что вы делаете?! – прозвенел за кадром испуганный девичий голос.

-                  Нет! Не делайте этого, слезайте! – подхватил второй.

-                  Генналий Иванович, стойте! Нет! – загомонили парни. Зачетный Сашка бросил телефон на парту, не выключив камеру, и бросил так удачно, что виден был силуэт на фоне окна. Препод стоял в проеме неестественно прямо. В его фигуре сквозила решительность. Он знал, что выполнит задуманное.

Ребята пытались удержать его за руки, кто-то навалился на ноги. Но не вышло. Нелепо взмахнув руками, мужчина полетел вниз с четвертого этажа.

 

-                  А хорошо получилось, — заметил Толик, — и швабру не видно. А диктофон бубнит без особых шумов.

-                  Да что там разберешь, — улыбнулась Катька. – Зато знаешь как я классно в новостях вышла? Когда рассказывала.

-                  И почему тебя взяли? А не меня, — сердилась Леночка.

-                  Потому что я красивее.

-                  Обе вы красотки, девочки. Но я у вас красава. А рейтинги у меня такие, что я рекламу продаю как платину, — удовлетворенно улыбнулся Сашка. – Не, ребят, поделюсь, ясен пень.

тэги записи:
2017 ,5. Семинар лепреконов
Копия в соцсетях:
<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий