логин: 
<< предыдущий текстследующий текст >>
31 марта 2018
Новая крокодилка

Напоминания о шапочках пришли всем троим девицам одновременно. Первой от мамы, второй от мамы и папы, третьей от обоих родителей и двух бабушек.

Девчонки состроили рожицы, изображающие в их понимании саркастические усмешки и убрали телефоны подальше. Солнце, март, неделя до каникул, которые не конец то ли триместра, то ли блока, никаких оценок, только тепло, весна и абсолютное счастье.

— Больше не могу, — вздохнула Таня. — Женя хотя бы далеко и мама ему денег не дает мне звонить. Лешку не навязывается, хорошо, что тактичный. Но с Кириллом уже неудобно стало. В рюкзаке вечные конфеты, в дверной ручке букеты, в сетях записки.

Наташа сломала сухую ветку и пнула сугроб.

— Первые победы меня тоже радовали. Но когда в секции не осталось соперников…

— Межклубные?

— И там.

— Городские на рейтинг?

— Как в анекдоте. Почему ты не дружишь с хорошими мальчиками, Джонни? Потому что им не разрешают дружить со мной. Как только я заявляюсь, партнеры моего ранга исчезают из заявочных списков. Мамы даже группу создали «Не нарвись на Наташу».

— Да ну? Откуда знаешь?

— Они мою маму туда сначала автоматом включили.

— А че мама?

— Три недели читала, просила никого больше не задевать, не калечить, я старалась!

Наташа шмыгнула носом, залезла на сугроб, помахала руками по-голубиному и спрыгнула на дорожку.

— Ай, чумовая! — ойкнула бабушка, бредущая из магазина.

Наташа лениво извинилась и пнула слежавшуюся снежную льдышку.

Тыдыщ—ш-ш-шрх! Миниатюрный атомоход расколол снежное поле газона и вонзился в клумбу.

— Силища! — выдохнула Таня.

Обе девочки посмотрели на третью приятельницу. Их проблемы не могли даже потягаться с Витиными. Получая чистые пятерки по всем предметам, решая все задачи, отписываясь по всем дополнительным рефератам, статьям, докладам, аналитическим работам и творческим проектам одной левой, она заподозрила неладное раньше всех. Первый звонок прозвучал на Очень Важной Проверке Качества Образования, когда в школу прислали задания с принципиальными ошибками в формулировках, с двойными верными ответами на тестировании и перепутанными обозначениями, а Вита оказалась единственной, кто из этой абракадабры выбрался без промашек. Учительница списала результат на знания и интуицию, но девочка сильно сомневалась во второй из этих способностей. Потом были еще проверки, настоящие и для галочки, ни одна ловушка ее не задевала, и стало казаться, что чудище не наврало…

— Может, попросить ее переиграть желания?

Сегодня вопрос задала Таня, но за учебный год девочки делали это и поочередно, и все одновременно, и в переписке, и на уроках шепотом.

Но синяя крокодилка, живущая в канализации в парке, между заключенной в коллектор речкой, обрывом и забором к заброшенной больнице, встретилась им всего один раз, в сентябре, когда три гениальных умницы-красавицы решили срезать кусок трассы во время кросса и прятались в траве под низкими ветками в ожидании появления одноклассников.

В тот день одна из них подцепила в этой самой траве клеща, вторая ободрала коленку до состояния, требующего противостолбнячного укола, а третья пропустила на соревнованиях глупый удар и неделю отлеживалась дома. Паникершки-мамаши таскали своих мусипусечек по клиникам, травмопунктам и диспансерам, нервно обзванивали знакомых врачей, не отпускали деточек в школу и кудахтали, кудахтали… Поэтому, когда девчонки наконец встретились, их воспоминания о синем железном чудище с поросшими ржавой тиной зубами показались галлюцинацией.

Они стеснялись упоминать о ней в переписке, перешептывались неуверенно и с оглядкой, тщательно пытались забыть, а когда уже почти поверили, что никого не видели, начались чудеса.

Уроки физкультуры проходили три раза в неделю, но с наступлением осенней слякоти один из них исчез, потом пришлось перебраться в зал, а ходить одни в парк они побаивались.

За зиму пробовали пару раз, большими компаниями, с мальчишками и с мамами-собаками, конечно, никакое таинственное динозаврище больше не попадалось.

Сейчас, когда девочки уже давно открылись другу другу и выстроили цепочку событий, будущее виделось непонятным и откровенно скучным.

Красавица Таня, блондинка с зелеными глазами, любительница собирать восхищенные взгляды, обзавелась горой поклонников, вроде бы и симпатичных, но не тех.

Каратиска Наташа, гибкая, как пантера, стремительная, мускулистая, упрямая, боец и охотник по сути, быстро набрала рейтинговые очки и выскочила за пределы соревновательных возможностей скромной секции. Чтобы идти дальше, надо было перекраивать время, заниматься с другими тренерами, ездить уже на иные соревнования... Но и она сама, и ее родители уже начали побаиваться результатов: чистые победы, размазывание соперников по воздуху, отсутствие интриги, и самое обидное, уходящий азарт. Наташа по-прежнему рвалась в бой, но уже знала, что результат ее не порадует.

С Витой все было проще, она и так училась хорошо, почти отлично,  но бесконечные поблажки и удачи расстраивали и ее. Нет цели, нет повода для гордости, для ее самолюбия все это оказалось болезненно.

И надо же им было пожаловаться крокодилке! Где, где были их  три головы, русая, блондинистая и темненькая? Где были эти три маленьких мозга, в котором когда-то водились извилины?

Почему они полезли в философские беседы с непонятной сущностью, если в кинотеатрах только что прошел понятно какой фильм по Кингу, а книгу они прочитали взахлеб, выискивая различия? Не знали, чем заканчиваются подобные разговоры? Про изменения в будущем, про эффекты бабочки, про взаимное влияние , про точки бифуркации? Нет, вежливо поспорили, привели себя, свои желания и невозможность некоторых событий в пример, очистили сливную решетку от веток и вежливо попрощались. Дурочки!

 

— Так, ну, может, еще раз сходим? Скажем, что мы все осознали, она была права и все такое? — очнулась от своих грез Вита. — Вам-то хорошо, можно ничего не делать, а меня уже пытаются перевести в другую школу, закидать дополнительным обучением…

Таня с Наташей скрестили пальцы за спиной в жест «говорю неправду, но сейчас кагбэ можно».

— Да-да, покаемся! Пошли?

— Даже сейчас врут, — раздалось за их спиной.

На детской площадке раскачивалась на канате фиолетовая крокодилица, покрытая асфальтовой крошкой, и смотрела на них с вселенским укором.

— Не,  мы че-естно, — протянула Наташа.

— А почему вы такая маленькая стали? — не удержалась Таня.

Вита молчала.

Крокодилица почесала лапкой голову.

Вита вздохнула.

— Та-а-ак? — крокодилица облизнулась и всплакнула.

— Если вы все слышали, — твердо сказала девочка, — то, пожалуйста, верните наше будущее в нормальном виде, без всяких этих счастливых видоизменений. Мы добьемся успехов самостоятельно, без помощи иных сил и чудес, потому что так неинтересно. И да, мы поверили, что возможно все.

— И? — крокодилица почти улыбалась. Ее зубы были ледяными, с прилипшей песочной крошкой.

— Спасибо за подаренные ощущения, — добавила Таня. — Это было необыкновенно.

— Вас послушать… — крокодилица зевнула. — Так прямо ваши мамочки из их пионерского детства. Рапортуют-то как умилительно. Ладно, проехали. Верну вам все ваше. Но учтите, это с учетом всех войн, катаклизмов, бурь, свершившихся и отмененных.

— Да!

— Да!

— Да!

— Ура!

— Спасибо!

— А можно не сейчас, а через недельку?

Крокодилка округлила глаза.

— Кто сказал?

Девчонки переглянулись.

Крокодилица исчезла.

— По мороженке? — спросила Таня. — Отмечаем избавление?

— Ага. Я вам фотки покажу, — шепнула Наташа. — Рыдающего крокодила.

тэги записи:
2018 ,6. Будущее дело прошлое
<< предыдущий текстследующий текст >>
Оставить комментарий